Приветствую Вас Гость |RSS
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Администратор Модератор Знакомые Свои Люди Клуб "Либертинаж"

  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Джей, Сталкер_Серж, Kalidas  
Форум » Общение. Встречи. Знакомства. » Комната Отдыха>>> » Проза>>> (рассказы и прочее на почитать :))
Проза>>>
ДжейДата: Воскресенье, 28.06.2009, 03:03 | Сообщение # 1
Любящий Жизнь
Группа: Администраторы
Сообщений: 813
Награды: 12
Репутация: 12
Статус: Offline
ИРЕН

- Дорогой, Кэтти с Питером опять проспали. В свой универ ускакали, постель не убрали. Пошла застелить, так из-под подушки наручники выпали и три зажимчика с проводами. И два дилдо. А под кроватью латер. Питер говорил, схемки свои паять. Выходит, врал.

- Вот как… Ты хочешь, чтобы я с ним поговорил? Или с ней? Или ты сама?

- Избави Бог! Если уж Джерри с сыном управиться не может, куда бабке с дедом соваться... Лишь бы он с ней не переборщил. Вроде, как тогда со мной…

- Да уж… А помнишь?..

В 1942 году японцами был захвачен небольшой остров, на котором находился вспомогательный аэродром ВВС США. Среди прочих пленных была захвачена шестнадцатилетняя помощница буфетчицы Ирен Жиллиан.

Когда Ирен вновь пришла в себя, она обнаружила, что опять полностью обнаженной привязана к тюремной койке. Начиная с первого допроса, когда со скотскими улыбками с нее снимали одну вещь за другой, тщательно ощупывая, осматривая и пощипывая ее тело, она была абсолютно голой. С наготой она уже смирилась, но боль между ногами была мучительна. Вчера сержант Хойку, за знание языка назначенный полковником ответственным за пленных, отвел ее в казарму, представил двум десяткам солдат и разрешил делать с ней все, что они захотят. Сначала ее хватали и щипали за грудь, бедра, волосы на лобке, потом разложили на столе, до предела раздвинули ноги и долго изучали женскую анатомию, раздвигали половые губы, засовывали в нее пальцы, дергали за соски и клитор. А затем по очереди насиловали ее, сначала по одному, а потом сразу несколько - одновременно и во влагалище, и в анус, и в рот.

Самое стыдное было то, что Ирен подводило собственное тело - как она не крепилась, много раз подступавшие ощущения были так сильны, что она кончала - краснело лицо, набухали соски, она начинала подмахивать промежностью насиловавшим ее солдатам, а из ее рта помимо воли вырывались стоны наслаждения. Солдаты тогда дружно хохотали, аплодировали и похлопывали ее по груди, животу, ягодицам.
Несколько раз она теряла сознание. Тогда на нее выливали ведро воды, перекладывали в другую позу, и все начиналось сначала. А в конце дня, когда солдаты больше уже не хотели ее, они придумали новое развлечение - по очереди засовывали ей члены в рот и мочились, а она должна была это глотать. Если же Ирен не успевала, и что-то проливалось на пол, ее били - по щекам, по груди. После этого она вся была залита спермой и мочой. Встать на ноги и помыться у Ирен уже не было сил, ее положили на плацу перед казармой и, переворачивая ногами, окатили из шланга.

Непонятно, почему - именно с ней. Ведь она же не знает никаких секретов. Может быть, они ошиблись? Может быть, все эти пытки предназначались для настоящего партизана, а не для молоденькой девушки?
Боже, как болит между ногами! И правая грудь - вечером они придумали еще одно развлечение - крепко затянули ей грудь веревкой и на ней водили Ирен по казарме, как собачонку, время от времени заставляя выпячивать зад, раздвигать ягодицы и влагалище - туда они плевали, били ногами, засовывали бутылки и заставляли так ходить на потеху зрителям. Потом приказывали ложиться на пол, задирать ноги и мастурбировать, поглаживая себе клитор.

Боже, как больно! Ирен не выдержала и застонала. И как бы в ответ на свой стон услышала скрип задвижки и звук поворачиваемого ключа. Камера залилась ослепляющим светом.

- Это помещение не столь удобно, как твоя прошлая казарма, не так ли мисс? - улыбнулся сержант Хойку. - Хорошо, девочка. Сегодня ты должна будешь немножко подвергнуться грубости.

- В...вы должны помочь мне... - она задыхалась, - вы же - солдат, сэр. Пожалуйста, Вы же не можете не видеть, что они делают со мной.

- Почему "не могу", конечно, могу. Они тебя обламывают и при этом становятся совершенно безразличными к крикам допрашиваемых женщин. Наоборот, сегодня мы будем работать для тебя, - ухмыльнулся Хойку. - Сегодня я хочу показать тебе специально сконструированную машину изнасилования, названную ЖЕРЕБЦОМ.
Жиллиан от ужаса открыла рот.
Сержант объяснил, что из захваченных на острове женщин она первая, кто испытает на себе ЖЕРЕБЦА ("уж очень ты понравилась нашим солдатам") и что процедура продлится часов шесть.

- Ты испытаешь все его возможности, - сказал он, - держу пари, ты не ожидала свадебного свидания с машиной. И ты знаешь, почему-то никто из женщин-заключенных не реагировал с любовью на нашего ЖЕРЕБЦА. Свидание с ним превращало их в истощенное, задыхающееся, визжащее и колыхающееся желе.

- Нет... о, сэр, нет, пожалуйстаааа...

- А может быть именно тебе понравится, что ты будешь использована, как сырье, - усмехнулся Хойку.

Ирен бешено замотала головой. Ее короткие волосы стали дыбом.

- Мы сломим тебя, моя дорогая. Общение с ЖЕРЕБЦОМ заставит тебя кончать раз за разом.
Жиллиан закрыла рот. Голая, с полностью раздвинутыми бедрами и раскрытым влагалищем она уже не выглядела дерзкой. Теперь мятежник в ней был сломлен.
Сержант наклонился и ударил девушку по лицу. Она лежала перед ним распластанной, и он увидел судорогу отвращения, пробежавшую по ее телу.

- Не смотри на меня так угрюмо, - сказал он, выкручивая ее левый сосок.

- О, сээээр, ну пожааааалуйста...
Она получила по другой щеке, и теперь Хойку изо всех сил сдавил пальцами и стал крутить уже ее правый сосок, похлопывая по разверстому перед ним влагалищу.

- Я думаю, что хорошо было бы немножко побить тебя перед нашими гостями. Ты могла бы развлечь их, впервые в своей жизни скача на ЖЕРЕБЦЕ. Ну, хватит, пошли!

Слезы заполнили глаза Ирен. Насколько беспомощна, насколько уязвима она была! Только такому человеку, как Хойку, это могла быть приятно. Безмолвно плача, девушка вышла из камеры и пошла за своим тюремщиком.
ЖЕРЕБЕЦ был размещен в маленьком флигеле рядом с плацем. Там не было ничего, кроме самой машины, стула и двух больших зеркал. Это было сделано для того, что бы все присутствующие, да и женщины, размещенные на ЖЕРЕБЦЕ, могли в деталях видеть весь процесс изнасилования и своей полной деградации.
В помещении стояли и о чем-то разговаривали два офицера. Сержант вытянулся и отрапортовал им, показывая на Жиллиан. Офицеры захохотали. Потом один из них схватил ее за грудь, ощупывая, сильно нажал, и потянул за сосок. Другой протянул руку между ее ног, немного покрутил волосики и забрался во влагалище. Хойку закрыл дверь и подсадил Ирен.

- А теперь мы тебя закрепим, - жестко сказал сержант.

Жиллиан заплакала, когда его руки схватили ее. День начался плохо, но становился еще хуже. Под инструкции Хойку она вскарабкалась на платформу машины.
ЖЕРЕБЕЦ был устроен весьма просто. Заключенная, которую нужно изнасиловать, ставилась на колени в два канала, изготовленных из мягкого черного вспененного каучука, после чего ноги связывались. Каналы были сделаны подвижными так, чтобы бедра девушек могли быть раздвинуты до предела, причем управлять движением этих каналов мог как надсмотрщик, так и сама женщина. Ее руки вытягивались вперед, а каждое запястье приковывалось к отдельной стойке. После этого машина переводилась в рабочее состояние.
Платформа могла подниматься или опускаться по желанию зрителей для лучшего обзора. К ней подобно шпорам крепились два винта, на которые были насажаны искусственные члены. Эти члены могли использоваться по одному или одновременно, и двигались вперед и назад в темпе, устанавливаемом оператором.

- Сегодня я дам тебе специальные уроки, - сообщил он, приковав руки девушки, закрепив ее бедра и насколько возможно разведя ее ноги. - Ты получишь это в обе дырки. Для начала со смазкой, а потом и с раздражителем.

Жиллиан дрожала от страха и беззвучно рыдала. Она уже понимала, что просить о чем-то совершенно бесполезно. Что будет, то будет.
Хойку открыл небольшой шкафчик, где в специальных гнездах было размещено множество резиновых искусственных членов, и после некоторого раздумья выбрал два из них.

- Этот, - он показал ей член длиной 6 дюймов и одним дюймом в диаметре, - для твоей задницы, а этот, побольше, - он протянул ей другой, толщиной дюйма полтора и длиной 9 дюймов, - для твоего передка. Ох, как же тебе повезло. Скоро ты будешь радостно визжать.

Однако Жиллиан только продолжала рыдать. Один из офицеров подошел к ней ближе, левой рукой больно ущипнул за ягодицу, а правой раздвинул промежность и что-то сказал сержанту. Тот взял Ирен за талию и прижал к платформе. Оба выбранных члена были на ней уже установлены, а сейчас оказались слегка прижаты к отверстиям девушки.
Тогда он поднял пульт управления и сказал Ирен:

- Начнем!
Хойку слегка крутанул рукоятку, и малый член медленно стал входить в анус. Жиллиан задохнулась от боли, и по ее щекам побежали слезы. Он подвинул другой рычажок и в ее влагалище стал входить другой член. Снова она задыхалась. О, Боже, насколько большие они были! Они могли бы разорвать ее!
И тогда медленно член стал вылезать из ее ануса. Другой стал еще глубже входить во влагалище. Это было начало. Два поршня в легком темпе скользили назад и вперед. Два прохода пронизывались поочередно. Зубы Жиллиан скрежетали. Она рыдала и рыдала. Ох, насколько отвратительно это было! Офицеры радостно скалились, похлопывая ее то по голой груди, то по животу, то по ягодицам.
Однако Хойку еще не закончил. К верхней стойке были подвешены две колбы, похожие на используемые для внутривенных вливаний. В одной из них была смазка, в другой - раздражитель. К колбам присоединялись две тонкие пластмассовые трубки. Сначала жертва должна была получить только смазку. Сержант поднес трубку к ее широко разведенным ягодицам, пластырем прикрепил конец трубки одним дюймом выше ее ануса и открыл кран. Смазка стала медленно капать на ее анус, а с него и на засовывающийся член. Избыток жидкости перетекал на член, занимающийся ее розовым передним проходом.
Медленно, очень медленно Хойку увеличил темп двигающихся членов. Жиллиан могла бы крутиться и извиваться как угодно, но они никогда бы не выскочили из нее, она никак не смогла бы уклониться от них. Да, машина была хорошо задумана!
Примерно через пять минут сержант приостановил искусственный член в анусе и удвоил темп движения другого. Ирен начала задыхаться от этих толчков, но сделать ничего уже не могла. Против собственной воли ее промежность начала двигаться синхронно колебаниям резиновых членов, а сама девушка начала слегка подвывать.
Хойку похотливо улыбнулся и показал офицерам на Ирен. Они подошли поближе, нагнулись и с расстояния нескольких дюймов стали внимательно изучать, как пенисы входят в девушку и выходят из нее, прихватывая за собой венчик малых губ и складки прямой кишки. Один из офицеров похлопал Ирен по ягодицам, а другой, поглаживая живот, потер пальцами клитор, подтянул к себе грудь и слегка укусил за сосок. Жиллиан вздрогнула.
Сержант заметил это, улыбнулся и повернул рычажок на пульте. Искусственные члены стали перемещаться быстрее. Жиллиан задохнулась и начала приближаться к кульминационному моменту. Она опустила голову и заплакала. Она знала, что это было только начало - по-прежнему беспощадно перемещался в ней большой член, и в такт его движениям анус Ирен раздирался другим.

- Хорошо? Лучше, чем с солдатами? - улыбнулся Хойку.

Жиллиан могла только покачать головой. Ее тело ей уже не подчинялось, оно уже само раздвигало и сдвигало колени, управляя движением членов и подводя ее к целой серии оргазмов - одному после другого.
Сержант поднял руку, закрыл кран смазки и включил подачу раздражителя. Это был то ли слабый раствор уксуса, то ли разведенный лимонный сок. От резкой боли в самых нежных местах Ирен вся побагровела. Но ощущения от возбужденных органов от этого еще усилились. Большие губы в ее промежности налились кровью, а смазка влагалища, и ранее обильно выделявшаяся, теперь стала заметно вытекать из нее. Офицер набрал полную ладонь этой жидкости и с усмешкой размазал ее по лицу девушки. Глаза у нее закатились, голова безвольно покачивалась с боку на бок, изо рта вылетали стоны. Работали только бедра. Они с силой насаживали Ирен на члены, поднимали, и опять насаживали. Она уже инстинктивно поняла, как движениями ног управлять скоростью вталкивания в нее резиновых органов, и пользовалась этим вовсю. При приближении очередного оргазма она увеличивала эту скорость, чуть позже замедляла, чтобы через несколько минут вновь почувствовать приближение очередного взрыва.
Сержант торжествовал, а офицеры радостно посмеивались. Один из них похлопал Ирен по груди, и что-то требовательно сказал Хойку. Тогда сержант достал откуда-то из-под платформы два черных резиновых конуса, присоединенных шлангами к всасывающему патрубку небольшого насоса. К внутренней поверхности каждого конуса крепился резиновый шарик, вращающийся при работе насоса. В результате при креплении конусов к грудям жертв достигался полный эффект сосания - вакуум вытягивал груди, а шарики создавали ощущение поглаживания и облизывания сосков.
Эта ласка грудей помимо воли вызвала у Жиллиан еще три оргазма. Начинался четвертый. Голова ее кружилась, глаза были полузакрыты, груди и соски набухли и вытянулись вперед, из горла вырывались уже не стоны, а какие-то полузадушенные хрипы. Она пыталась умолять о пощаде, но не смогла произнести ни слова и потеряла сознание.
Хойку на пару минут отвел конусы от грудей Ирен, схватил ее за соски и начал их трясти. Это не помогло, девушка по-прежнему не приходила в сознание. Тогда он стал бить ее по щекам, а офицеры с оттяжкой начали хлестать ее груди, стараясь как можно сильнее ударить по ее нежным, высоко поднятым и напрягшимся розовым соскам. Ирен вздрогнула, у нее начинался очередной оргазм.
Так продолжалось часа три-четыре, пока Жиллиан безвольно не повисла на машине, и никакие действия тренеров уже не могли привести ее в чувство. Но это было еще не все. По приказу полковника Хойку достал четыре зажима, два из которых прицепил к ее соскам, а два - к резиновым членам и включил ток. Новые конвульсии, новые оргазмы стали сотрясать несчастную девушку, которая уже до самого конца не смогла прийти в сознание.

Когда Ирен открыла глаза, она увидела склоненное над ней лицо Хойку.

- Я сказал полковнику, что ты умерла. Никогда не встречал таких женщин. Взял увольнительную. Отвезу тебя к матери. Тут не выживешь.

А через три с половиной года, в ноябре 45-го, роли поменялись. Оккупация островов, всеобщая ненависть к "япошкам". И уже Ирен спасала вовремя дезертировавшего Адо Хойку. А еще через полтора года у четы Хойкиннен - Ирен и Эдварда - родился сын Джерри…

(с) Марк Десадов


"Все что нас не убивает, делает нас сильнее"
(с) Ф.Ницше “Сумерки идолов, или как философствуют молотом”, 1888.
 
LunaДата: Понедельник, 20.07.2009, 15:57 | Сообщение # 2
Продвинутый
Группа: Свои Люди
Сообщений: 34
Награды: 2
Репутация: 5
Замечания: 0%
Статус: Offline
Он сказал: "Мне нравятся многие женщины, Я не могу быть только с одной".
Она улыбнулась в ответ.
Он сказал: "Я сам по себе, Я свободен и никому ничего не должен".
Она закурила и опустила глаза.
Он сказал: "Мне нравятся женщины, которые понимают меня, и ценят мою свободу".
Она ухмыльнулась и выдохнула струйку дыма.
Он сказал: "Давай проведем хорошо время, ты мне нравишься".
Она затушила сигарету и посмотрела ему в глаза.
Он понял, что она не возражает.
Он спросил: "У тебя, наверное, было много мужчин?".
Она обняла его и сильнее прижалась к нему.
Он спросил: "Тебе хорошо со мной?".
Она закрыла глаза и поцеловала его.
Уходя утром, он сказал: "Все было здорово, только давай это останется между нами".
Она протянула руку и смахнула невидимую пылинку с его плеча.
Он сказал: "Я как-нибудь тебе позвоню".
Она кивнула и захлопнула дверь.
Он позвонил вечером того же дня.
Ее не было дома.
Он дозвонился ей на сотовый только поздней ночью.
Она позволила приехать только через неделю.
Он спросил: "Ну, как ты развлекалась без меня?".
Она улыбнулась и предложила ему кофе.
Он звонил ей почти каждый день.
Она иногда просто не поднимала трубку.
Он приезжал к ней, когда она разрешала.
Она не объясняла, почему приглашения были такими редкими.
Он понял, что хочет быть только с ней.
Он нервничал, когда она не отвечала на звонки.
Он выходил из себя, когда узнавал, что ее видели с другим.
Он хотел, чтобы она была только его.
Он приехал к ней с огромным букетом алых роз.
Она приняла цветы, но попросила больше не приезжать без приглашения.
Он хотел попросить ее стать его женой.
Она сказала: "Я сама по себе".
Он закурил, у него дрожали руки.
Она сказала: "Я свободна".
Ему вдруг стало холодно.
Она сказала: "Я никому ничего не должна".
Ему показалось, что сердце остановилось.
Она сказала: "И Я не собираюсь что-либо менять".


в активном поиске...

Сообщение отредактировал Luna - Вторник, 21.07.2009, 00:51
 
ДжейДата: Воскресенье, 02.08.2009, 05:37 | Сообщение # 3
Любящий Жизнь
Группа: Администраторы
Сообщений: 813
Награды: 12
Репутация: 12
Статус: Offline
Паулин Реаж, "История О"
Прикрепления: History_O.rar(139.9 Kb)


"Все что нас не убивает, делает нас сильнее"
(с) Ф.Ницше “Сумерки идолов, или как философствуют молотом”, 1888.
 
ДжейДата: Воскресенье, 02.08.2009, 05:40 | Сообщение # 4
Любящий Жизнь
Группа: Администраторы
Сообщений: 813
Награды: 12
Репутация: 12
Статус: Offline
Маркиз де Сад, "Жюстина"
Прикрепления: justine.zip(634.3 Kb)


"Все что нас не убивает, делает нас сильнее"
(с) Ф.Ницше “Сумерки идолов, или как философствуют молотом”, 1888.
 
ДжейДата: Воскресенье, 02.08.2009, 05:41 | Сообщение # 5
Любящий Жизнь
Группа: Администраторы
Сообщений: 813
Награды: 12
Репутация: 12
Статус: Offline
Маркиз де Сад, "Жюльета"
Прикрепления: juljetta.zip(92.2 Kb)


"Все что нас не убивает, делает нас сильнее"
(с) Ф.Ницше “Сумерки идолов, или как философствуют молотом”, 1888.
 
ДжейДата: Воскресенье, 02.08.2009, 05:42 | Сообщение # 6
Любящий Жизнь
Группа: Администраторы
Сообщений: 813
Награды: 12
Репутация: 12
Статус: Offline
Маркиз де Сад, "Философия в будуаре"
Прикрепления: philosophy.zip(27.7 Kb)


"Все что нас не убивает, делает нас сильнее"
(с) Ф.Ницше “Сумерки идолов, или как философствуют молотом”, 1888.
 
ДжейДата: Воскресенье, 02.08.2009, 05:43 | Сообщение # 7
Любящий Жизнь
Группа: Администраторы
Сообщений: 813
Награды: 12
Репутация: 12
Статус: Offline
Красная Шапочка
(точный перевод с оригинала)

Девочка сидела на ступеньках старой, рассохшейся деревянной веранды, и ковыряла в носу.
Девочку звали Красная Шапка. Вообще-то у неё когда-то было нормальное имя, но три года назад мама подарила ей на день рождения шапочку алого цвета и все стали звать девочку Прекрасной Красной Шапочкой. Потом Красной Шапочкой, а потом просто - Красной Шапкой.
Девочка сидела и ковыряла в носу. С самого утра она натаскала воды в дом, подмела двор и накормила кур. Утром, около колодца, она послушала свежие сплетни, а подметая двор спокойно думала.
Мать с утра сходила к местному парикмахеру и теперь делала косметическую маску из огурцов.
"Господи, ну когда мамаша успокоится? Видно опять новый жених… Мне уже пятнадцать лет, а она всё молодиться… Снова к бабке отправит. Видите ли, со мной она выглядит старше! И так каждый раз… Я же не виновата, что все мужики уходят от неё. Блин, как неохота тащиться к бабке. Шесть километров по лесу - это ерунда, но бабкины бредни про её молодость… правильно дед ушел от неё, мужчина одним словом. Жаль, дом его за Голубыми горами , лучше бы к нему сходила, чаю с малиной попила, анекдоты старые послушала бы. У бабки не то что меда не выпросишь, заварки ей жалко, всё стонет что дороговизна нынче. На столе сухари да тараканы. А мамаша уже за "Саперави" сгоняла в лавку. Ну неймётся ей, воистину - дал Бог дитя , так дай ему и ума. А с этим у неё проблема. Столяр вон говорил на днях, что мамаша новую кровать себе заказала, так у него четыре раза вместо кровати бильярдный стол получался.
"Грешна," - говорит. А маманя, дура, вместо того чтоб в храм божий сходить, причаститься, зубы скалит да в пост пироги мясные жрёт. А всем про диету болтает, ну хоть бы не врала, люди то поди с глазами, видят что как на дрожжах прёт…"
Мамаша сунула в корзинку подсохшие пирожки с квашеной капустой, кусок сала, две пачки папирос "Наша марка" и накрыв гостинцы тряпкой не первой свежести подала Красной Шапке.
-Бабулю навести, заждалась, поди, старая, а внучка и в ус не дует. - фальшивила мамаша, всучивая девочке корзинку.
Сплюнув, прямо на пол и взяв корзинку, Красная Шапка, ссутулившись под гнётом перспективы проведения вечера и ночи на старом матрасе в бабкиной лачуге, она отправилась в путь. Она уже вышла за околицу, когда женское любопытство наконец взяло верх. Очень хотелось посмотреть на мамашиного дружка. Бросив корзинку под куст бузины, Красная Шапка присела на старое поваленное дерево и стала ждать вечера. Что бы время прошло быстрее, Шапка собрала с растущей рядом на лужайке конопли пыльцу, и, сноровисто смешав её с табаком, затянулась.
-Марихуана, марихуана…- прогнусавила девочка. - …трава обыкновенная. Вот мухомора бы сейчас пожевать... Говорят с ног валит. И ощущения -словами не передать.
Мечтательно вздохнув, Красная Шапка пустила дым колечком. Через пару минут Красная Шапка уже лежала на траве и как бы смотрела в небо. Глаза двигались независимо друг от друга, слюна текла по подбородку, нога подёргивалась - состояние наивысшего удовольствия.
Когда Красная Шапка осознанно посмотрела на мир солнце было уже на закате. Вороны пели свои серенады с отвратительным баварским акцентом, мошкара роилась около кустов, а хорёк доедал последний пирожок из корзинки. Дым из каминов уже укрыл деревню плотной пеленой. Запах бигуса щекотал ноздри. Прокравшись к дому, Красная Шапка заглянула в окно.
-Да… всё не ново… Даже дружок какой - то типичный - толстый и неухоженный, как священник из Берна. Ничего интересного.
Поковыряв в носу, девочка развернулась и пошла прочь. Солнце скрылась за горизонт, когда она толкнула дверь избушки, стоящей на полянке в лесной глуши. Сорокадвухлетний дровосек Иоганн Вульф читал потрепанный журнал "Нюрнбергский стоматолог" за прошлый год, когда в дверях появилась Красная Шапка.
"Вечер испорчен," - подумал Иоганн, но вслух произнёс:
- Здравствуй, Шляпка. Какими судьбами?
Он встал из кресла-качалки и переступив клетчатый плед подошел к девочке. Граммофон тихо мурлыкал Мюнхенские наигрыши, потрескивали поленья в камине, девочка была отвратительна в своём обличье.
-Привет, ты рад мне? - Красная Шапка подошла ближе. - ну когда ты меня обнимешь? От неё дико несло вчерашними щами и свежей коноплёй.
"Бог Мой, зачем я год назад пустил эту мерзавку переночевать? Боже! Зачем наказываешь дитя неразумное? Каждый раз, когда эта мерзавка приходит в мой дом, жизнь моя становится кошмаром. Она всем рассказывает про меня гадости, а люди, добрые люди верят! Меня стали бояться и ненавидеть, презирать и глумится…"
Красная Шапка хотела уже подойти к столу, но добрый дровосек Иоганн развернул её и вытолкал из дома.
-Сволочь! - орала Красная Шапка - я всё расскажу людям! Я скажу что ты … ты… От ненависти она не могла подобрать слова и поэтому стала плеваться.
Добрый дровосек Иоганн ударил напоследок Шапку между лопаток, и закрыв дверь на запор, решил поужинать жареной уткой.
Минуя буреломы, Красная Шапка вышла к особняку старшего егеря. Перед дверью она разодрала передник и чулок, а лицо вымазала грязью.
-Господин старший егерь! Господин старший егерь! Прошу Вас спасите меня! - дурным голосом орала Красная Шапка.
Заспанный старший егерь господин Гельмут Хантер выскочил из дверей и увидел растерзанную девочку, сидящую на ступенях крыльца.
-Что случилось, дитя моё? Кто посмел надругаться над тобой? - воскликнул господин старший егерь.
-Это сделал дровосек Иоганн Вульф, это его грязные руки рвали мою одежду, он хотел заполучить моё тело! Накажите его! - вопила Красная Шапка, размазывая сопли, слюни и слёзы по лицу.
-Но, милая девочка, сейчас ведь ночь! Вот утром, мы с тобой пойдём к господину полицейскому и ты всё ему расскажешь.
-А он убежит! Он - коварный маньяк, он нападет ещё на кого-нибудь! И виноватым во всём этом будете Вы!! Вы!! - завывала Шапка.
Господин старший егерь немного подумал и пошел за ружьём. Ему не хотелось быть в чём-то виноватым, тем более могла пострадать его репутация меткого и бесстрашного охотника.
Зарядив ружьё самыми крупными пулями и одевшись, господин старший егерь вызвал трёх самых метких охотников и через два часа они были у избушки дровосека. Дровосек пил какао, когда дверь от удара слетела с петель. Он поднял глаза. Последнее что он увидел - как одновременно выстрелили три ружья. Господин старший егерь уже выходил из дому, когда увидел в коридоре Красную Шапку.
Она довольно смеялась…


"Все что нас не убивает, делает нас сильнее"
(с) Ф.Ницше “Сумерки идолов, или как философствуют молотом”, 1888.
 
KalidasДата: Среда, 26.08.2009, 22:51 | Сообщение # 8
Активный писарчук
Группа: Свои Люди
Сообщений: 126
Награды: 8
Репутация: 6
Замечания: 0%
Статус: Offline
Роберт Свобода. Агхора. По левую руку Бога.

Книга рассказывает об одном из самых экстримальных тантрических путей к просветлению - Агхора, методы которой включают медитацию на кладбищах, употребление наркотических средств с целью вхождения в измененное состояние сознания, а также использование техник тантрического соития, например, о ваджроли мудре.

Прикрепления: 7386910.rar(109.1 Kb)


"Когда поймешь, что человек рожден,
Чтоб выплавить из мира
Необходимости и Разума —
Вселенную Свободы и Любви, —
Тогда лишь
Ты станешь Мастером".
Максимилиан Волошин
 
KalidasДата: Среда, 26.08.2009, 23:17 | Сообщение # 9
Активный писарчук
Группа: Свои Люди
Сообщений: 126
Награды: 8
Репутация: 6
Замечания: 0%
Статус: Offline
Роберт Свобода. Агхора. По левую руку Бога. (В прикрепленном файле продолжение книги)
Прикрепления: 7617319.rar(173.8 Kb)


"Когда поймешь, что человек рожден,
Чтоб выплавить из мира
Необходимости и Разума —
Вселенную Свободы и Любви, —
Тогда лишь
Ты станешь Мастером".
Максимилиан Волошин
 
Форум » Общение. Встречи. Знакомства. » Комната Отдыха>>> » Проза>>> (рассказы и прочее на почитать :))
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: